Реджеп Тайип Эрдоган: "В отношениях России и Турции будет открыта новая страница"Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в интервью первому заместителю генерального директора ТАСС Михаилу Гусману в преддверии визита в РФ рассказал об отношениях с Россией, а также прокомментировал попытку государственного переворота в стране, курдский вопрос, сирийское урегулирование, борьбу с терроризмом и другие темы.

— Господин президент, спасибо за возможность этой встречи. Мы встречаемся буквально за несколько часов до вашего визита в Россию – нашу северную столицу Санкт-Петербург, где вас ожидает встреча с российским президентом Владимиром Путиным. В России уже сказали устами пресс-секретаря нашего президента – Дмитрия Пескова – темой будут совместные шаги по реставрации отношений между нашими двумя странами, включая целый комплекс вопросов: там будут и экономика, и Сирия. Вам будет о чем поговорить. Это видение с российской стороны. Какова ваша повестка дня, каково ваше видение предстоящих переговоров?

— Господин Гусман, огромное вам спасибо. Действительно, в преддверии визита, который состоится во вторник, я благодарен за возможность в ходе нашей встречи донести свое видение, из Турции.

После трагедии, связанной со сбитым российским самолетом, прошло восемь месяцев. За этот период наше сотрудничество по ряду направлений продолжалось. Как вы знаете, в контексте российско-турецких отношений у нас были планы повысить товарооборот до $100 млрд. С этим возникли сложности. Был приостановлен ряд наших крупнейших проектов, в частности, строительство АЭС "Аккую". Убежден, что нам представится возможность обсудить все эти аспекты, и в российско-турецких отношениях будет открыта новая страница. Эта новая страница включает в себя сотрудничество по военной линии, в области экономики, культуры.

Наши страны – это ключевые игроки региона, и им предстоит очень многое сделать вместе. Именно с таким убеждением я прибуду с визитом в Российскую Федерацию. Я нисколько не сомневаюсь, что и господин Путин готовился к этому визиту в том же ключе, что и я, о чем я и хотел бы сказать, пользуясь возможностями вашего телеканала.

Этот визит представляется мне новой вехой в двусторонних отношениях, началом с чистого листа, и я от всего сердца лично и от имени всей турецкой нации приветствую господина Путина и всех россиян.

— Господин президент, мне, конечно, приятно слышать ваши слова. Вы сказали о трагической странице в наших отношениях – гибель нашего летчика. Я знаю, что этот эпизод болью в сердце отозвался у всех россиян, и вы это понимаете, господин президент. Поэтому мне хотелось бы у вас спросить: как вы считаете, на ком лежит вина и будут ли наказаны виновные?

— Мне уже представилась возможность изложить нашу позицию в отправленном мною письме.

Я отмечал, что это событие и для нас обернулось несчастьем и глубоко расстроило. Участники того, что произошло уже на территории Сирии, были задержаны и переданы правосудию.

Расследование продолжается, что я, собственно, и отразил в своем послании. Что же касается пилотов, то я поручил расследовать обстоятельства, которые имели место вне рамок наших обычных правил реагирования.

Вы также знаете, что человек, ставший причиной смерти, убивший российского пилота, в настоящий момент находится в тюрьме. Судебный процесс над ним продолжается. Это я бы хотел особо отметить.

— Сравнительно недавно Турция, народ Турции и лично вы пережили, конечно же, драматический момент – была попытка государственного, военного переворота. Вам, как я понимаю, опираясь прежде всего на волю народа, удалось подавить мятеж, и сегодня, это видно по тому, как проходят митинги в вашу поддержку. Вы смогли установить стабильность в Турции, при этом огромное число людей, это десятки тысяч, арестованы, находятся под следствием. В этой ситуации как вам удалось добиться того, чтобы все-таки подавить этот мятеж? А с другой стороны, это большое количество арестованных, наверное, является свидетельством того, что "антигосударственные", назовем их так, "силы" достаточно глубоко проникли в турецкое общество.

— Те, кто попытался осуществить эту попытку путча против государства и народа, не учли одно обстоятельство. Прежде всего, хотя они и проникли в государственные структуры, в ряды армии, полиции, судебные органы, у нас есть и полицейские, и военные, которые не присоединились к путчистам. Есть у нас и судьи, и прокуроры, которые этого не сделали.

Но самое главное – у нас есть народ. Они не предполагали, что у нас есть такой народ. Такой, который при необходимости ляжет под танки. Этого они не учли. Не допускали они и того, что этот народ будет твердо стоять на ногах, когда на него падают бомбы с самолета, а вертолеты открывают огонь. На текущий момент у нас 240 погибших, около 2200 раненых. Часть этих людей в реанимации, продолжается их лечение. Но у всех у них в сердцах горит любовь к родине, к демократии. Люди были готовы жертвовать собой, поэтому и вышли на улицы. Женщины, пожилые люди. Если посмотреть, среди погибших есть и 15-летние юноши и девушки.

На фоне этих событий уже на второй день мне позвонил господин Путин. В ходе разговора он подчеркнул, что является противником переворота и будет оставаться на нашей стороне. Я с благодарностью от себя лично и от всего турецкого народа вспоминаю эту высказанную им принципиальную позицию и говорю спасибо.

Все мировые лидеры должны противодействовать предательству, попыткам государственного переворота и атакам на собственный народ. Господин Путин сделал это оперативно, практически незамедлительно. Я еще раз выражаю ему за это свою признательность.

— В этой связи я хотел бы уточнить еще один вопрос. Вы знаете, в некоторых СМИ в России, и не только в России, прошло сообщение, что Россия и, в частности, ее специальные службы как-то предупреждали об этом, какую-то давали информацию специальным соответствующим службам о том, что такой переворот готовится. Мой вопрос: насколько это соответствует действительности?

— Сейчас я впервые слышу это от вас. Если бы даже такое и произошло, то в первую очередь об этом должны были бы сообщить мне. Ни по линии разведки, ни по другим каналам я эту информацию не получал. Мы не знаем, кто, кому и как об этом сообщал. Поэтому думаю, что все это является безосновательными слухами.

— Турция уже два раза, а может быть, даже больше, насколько я знаю, обращалась к Соединенным Штатам о том, чтобы господин Гюлен, который, насколько я знаю, является одним из организаторов попытки переворота, был выдан Турции. Но пока ответа со стороны Соединенных Штатов нет. Если США откажут в этом запросе Турции, как вы видите развитие отношений с этой страной?

— Если мы будем подходить к этому вопросу с такой точки зрения, это будет неправильно. На данный момент процесс переговоров продолжается. Ранее я обращался с данным требованием к господину Обаме: "Когда вы требовали от нас выдачи террористов, мы эти требования выполняли. Глава "Террористической организации фетхуллахистов" (Фетхуллаха Гюлена) находится в вашей стране (в США) с 1999 года". К сожалению, и мы в свое время оказывали ему и его команде полную поддержку. Они говорили о том, что осуществляют деятельность в сфере образования, что работают для будущего нашей страны. Но к сожалению, они не стали продолжать свою работу в этом ключе. Это было их прикрытие. Затем мы увидели, что они идут в другом направлении. Я с самого начала чувствовал, что здесь что-то не так. Они открывали частные школы. Деятельность в данных учебных заведениях не была позитивной, они работали в негативном ключе. Их деятельность осуществлялась исключительно на основе финансовой выгоды. И в мою бытность премьер-министром мы не придали этому должного значения.

Начиная с 2010 года мы намного серьезнее стали относиться к этой проблеме и предпринимали попытки закрыть данные учреждения, но их становилось все больше, потому что они начали терять значительные источники финансирования. На самом деле, когда стали закрываться эти школы, мы в качестве компенсации организовали курсы выходного дня. И наши граждане стали посещать их, не тратя лишние деньги, а многие из них являются бедными людьми. Мы спасли этих людей. Это способствовало также обеспечению дополнительного дохода и для преподавателей. На самом деле, правда состоит в том, что несмотря на наш запрос к США выдать этого человека, они не выполняют данное требование. Они говорят, что, если вы считаете этого человека террористом, пришлите нам документы, мы их изучим, а затем, согласно американскому законодательству, предпримем необходимые меры. Конечно, есть документы, которые мы направляли им ранее. На данный момент мы отправили порядка 85 коробок с документами по этому делу. И в самое ближайшее время министр юстиции Турции, министр иностранных дел, спецпредставитель, ряд прокуроров и судей, которые занимались данным вопросом, поедут в США и сами проинформируют американские власти на месте.

— Знаю, господин президент, что вы очень много времени уделяете тому, чтобы был создан новый основной закон Турции, конституция. Вы явились инициатором нового закона. Что будет принципиально нового в новом проекте конституции, если ее примет народ по вашей инициативе, и как в этой конституции будут сочетаться традиции светского турецкого государства и мусульманской веры? Как светское и религиозное будет отражено в этой конституции?

— Турция является светским, демократическим, социальным, правовым государством.

Не знаю, как вы представляете понятие "светскость", но в нашем понимании светскость — это порядок, предусматривающий возможность представителю любой религиозной конфессии свободно исповедовать свою веру. Мы, когда изначально формировали свою партию, об этом заявляли. То есть христиане, мусульмане, иудеи могут исповедовать свою веру без ограничений. 99% населения Турции – мусульмане. Известно, что в Российской Федерации проживают преимущественно христиане. Всем гражданам нашей страны гарантировано право на свободное вероисповедание, как это имеет место и в Российской Федерации. Эти гарантии и так зафиксированы в нашей конституции. При этом Турция не является клерикальным государством. Это надо понимать. Помимо светского характера наше государство также имеет социально-демократические основы.

По каким-то причинам Запад занимается подменой понятий и намекает на попытки Турции изменить свой светский характер. Но этого нет. Мы в течение 14 лет пребывания у власти своими действиями доказывали это. Нам необходимо бороться с этими предрассудками. Не надо относиться к Турции с предрассудками. Те процессы, которые есть в европейском обществе, точно так же происходят и внутри турецкого общества. Но есть и определенная система ценностей, к ней необходимо относиться с вниманием, но мы не навязываем ее всем слоям общества. Каждый живет и верит в то, что хочет, действует, как он считает нужным. Государство на постоянной основе гарантирует это право. И в вопросе уважения и обеспечения демократических прав и свобод Турция не идет ни в какое сравнение со странами ЕС.

— Еще один, кажется, больной вопрос, господин президент, больной для Турции и острый вопрос для вас. Это вопрос курдского урегулирования. Эта тема давно существует, давно обсуждается в турецком обществе, обсуждается в мире. Вопрос курдского урегулирования.

— Я не знаю, какой смысл вы вкладываете в понятие курдского вопроса. В настоящий момент наши курдские граждане, мои курдские братья не сосредоточены под крышей одной определенной партии. Наибольшее количество голосов мои граждане курдского происхождения отдают партии, основателем которой являюсь я. В составе правительства есть министры курдского происхождения.

То политическое движение, которое приписывает себе лидерство в объединении курдов, к сожалению, только угнетало курдский народ, выводило его на улицы и, как ни прискорбно, стало причиной гибели 53 курдов – граждан нашей страны. Погибшие – курды, и убившие их – тоже курды. Так, например, 15-летнего гражданина курдского происхождения, Ясина Берюка, выбросили из окна третьего этажа только за то, что он раздавал мясо бедным.

Среди политиков я чаще других посещаю этот регион. И делаю это на протяжении десятков лет. Мои отношения с гражданами моей страны курдского происхождения совершенно особые. И в дальнейшем моя позиция не изменится. К сожалению, из-за той волны террора, которую спровоцировала известная партия, инвесторы и предприниматели не приходят в регион. Они просто не могут отправиться туда. Почему? Из-за террористов. Но благодаря проводимым нами операциям мы зачищаем регион. После зачистки мы начали новый этап – процесс урбанизации. Благодаря новым городским территориям, а также мероприятиям по обеспечению безопасности, инвесторы, бизнесмены, я надеюсь, придут туда и начнут вкладывать в регион. На первом этапе мы начали строительство социального жилья и модернизацию инфраструктуры. В том регионе есть большое количество муниципалитетов, претендующих на то, чтобы представлять интересы курдских граждан. Все они поставляют оружие террористическим организациям, снабжают их денежными средствами. Я спрашиваю: возможно ли такое в Российской Федерации? Допустило бы руководство России это? Позволило бы оно террористам действовать? К сожалению, в нашей стране они ведут террористическую деятельность. Мы продолжим с ними борьбу во что бы то ни стало и будем пытаться нейтрализовать их так же, как террористическую организацию Гюлена, которую мы пытаемся искоренить. А действуют они вместе с ней.

В совместной борьбе с терроризмом в этом регионе мне понадобится поддержка и моего дорогого друга, уважаемого Владимира. В вопросе сотрудничества с Россией в этом направлении мы готовы предпринять все необходимые шаги.

— Господин президент, и вы, и в России сказали, что одной из важнейших тем, которую будете обсуждать в Петербурге, является вопрос сирийского урегулирования. Вот каким вам видится решение этого вопроса? Это очень больная тема для России, для вас и для всего мира. Каким оно видится вам?

— Я скажу открыто и прямо. Именно Россия является основным, ключевым и важнейшим игроком в вопросе установления мира в Сирии. Я считаю, что проблему необходимо решать с помощью совместных шагов России и Турции.

Если пойдет речь о расширении круга участников, то я и ранее говорил своему дорогому другу Владимиру: если нужно, подключим и Иран. Можем пригласить Катар, Саудовскую Аравию, Америку. Тут мы можем сформировать широкий круг участников. Если нет, то мы, имея общую границу протяженностью 950 км с Сирией, в сотрудничестве с Российской Федерацией, не нарушая унитарного строя Сирии, можем предпринять некоторые шаги. Мы не хотим распада Сирии, но, чтобы этого не произошло, условием является уход в сторону Башара Асада, повинного в смерти 600 тысяч человек. Сохранить единство Сирии невозможно с Асадом. И нам не пристало поддерживать убийцу, совершившего акты государственного террора. Пусть сирийский народ сам выбирает того, кого он хочет видеть у власти.

Я уверен, что у нас состоятся переговоры по этому чувствительному вопросу, но и Женевская конференция, и располагающаяся здесь оппозиция настаивают на одном – урегулирование без Асада. В этом процессе также может участвовать Иран. Особенно за счет совместных действий мы стремимся добиться прекращения убийств и кровопролития.

— Борьба с ИГИЛ ("Исламское государство Ирака и Леванта" — прежнее название запрещенной в РФ террористической группировки "Исламское государство") – острая тема и для России, и не секрет, что борьба с ИГИЛ осложняется достаточно серьезными экономическими возможностями. У них есть эти возможности, финансовая подпитка, есть нефть. Что нужно сделать, чтобы подорвать экономическую основу этой террористической организации, этого террористического движения, если хотите, чтобы те доходы, которые они имеют от продажи нефти, были уничтожены? Как с этой стороны бороться с ИГИЛ?

— Действительно, это очень важно – перекрыть источники финансирования данной организации. Однако мы следующим образом видим наши дальнейшие шаги. Если мы посмотрим на источники прибыли, которую они получают от продажи энергоресурсов, увидим, что правительство Сирии является одним из них. Одним из тех мест, куда ИГИЛ продает нефть. Ранее мне говорили, что данные факты имелись и в отношении Турции. Я попросил предъявить соответствующие доказательства. Однако никто не смог мне их предоставить. В отношении Турции ничего подобного не может быть. Они также хотели впутать в это и мою семью. Докажите. И я покину свой пост, если вы предоставите соответствующие доказательства. Я обратился к авторам этих инсинуаций, спросив, покинут ли они свои посты, если доказательств не будет. Ответа не последовало.

Есть задача перекрыть источники финансирования ИГИЛ. Но есть и другой вопрос. Откуда ИГИЛ получает оружие? Это тоже заслуживает внимания. Мы видим террористические организации, противодействующие ИГИЛ. И пока этим террористическим организациям оказывается помощь оружием, часть этого вооружения получает сам ИГИЛ. Плохих и хороших террористов не бывает. Они все плохие. Так, например, фронт "ан-Нусра" отделился от "Аль-Каиды" (террористические группировки, запрещены в РФ), при этом он противодействует ИГИЛ, тоже ведет вооруженное сопротивление этой группировке. Те, кто называет фронт "ан-Нусра" террористической организацией, не считают террористами партию "Демократический союз". На каком основании? На том, что они борются с ИГИЛ. С учетом того, что фронт "ан-Нусра" тоже борется с ИГИЛ, он также не должен считаться террористической организацией. Это неправильный подход. Вы снабжаете вооружением партию "Демократический союз" и "Силы народной самообороны". И ровно такое же количество вооружения в итоге поступает в ИГИЛ. Концепция порочна. Нам, странам, имеющим вес в регионе, необходимо "сверить часы" и путем уничтожения всех террористических группировок обеспечить мир для людей, проживающих на этой территории.

— Я хотел бы вернуться к российско-турецким отношениям. Прежде всего, в разных сферах они развиваются. В экономической сфере много принадлежит топливно-энергетическому комплексу. Это вопрос и атомной энергетики, и "Турецкого потока", его возможной перспективы. Как вы оцениваете эту сторону наших отношений, развитие "Турецкого потока"?

— Отвечать на вопрос об энергетическом сотрудничестве я хотел бы, начав с проекта "Аккую". Мы потеряли очень много времени. Соглашение о строительстве "Аккую" является самым важным договором, заключенным с Российской Федерацией, потому что речь идет об атомной энергетике. Станция будет вырабатывать 4,5 гигаватт электроэнергии. Наша цель — закончить проект и ввести станцию в эксплуатацию. Мы планировали завершить проект в течение 7-7,5 лет. Время уходит, а мы еще толком и не начали работы. За это время была подготовлена группа молодых инженеров. Они вернулись на родину. С наступлением известных событий мы постоянно теряли время. Наша самое большое желание заключается в возобновлении обсуждения этого вопроса и скорейшем завершении проекта.

Что касается "Турецкого потока", то у нас то же самое мнение, которое было озвучено в ходе Совета сотрудничества высшего уровня с участием уважаемого Владимира. Каких-либо задних мыслей у нас нет. Мы готовы незамедлительно сделать шаги в направлении реализации этого проекта, обсудить его и принять решение. Каких-либо препятствий этому нет. Единственным препятствием явилось это известное печальное событие. В настоящий момент больше всего газа мы приобретаем у России. И в этом вопросе у нас могут быть совместные шаги, поскольку Турция активно использует природный газ в промышленном производстве. Потребление увеличится. Как вам известно, мы также работаем по проекту Трансанатолийского газопровода (ТАНАП). Однако ввиду того, что речь идет о поставках газа в Европу, у европейцев также имеются большие ожидания. По факту реализации и ТАНАП, и "Турецкого потока" возникнет совершенно другая картина. По данным на конец июля 2016 года, объем природного газа, импортированного из России, составил 12,5 млрд кубометров. Это показывает, насколько важным экономическим партнером в данной сфере является Турция. Что касается продукции, экспортируемой из Турции в Российскую Федерацию, нам также необходимо изменить ситуацию. Как известно, в основном это продукты питания, продукты растительного происхождения, мясо птицы. В этом направлении нам необходимо сделать новые шаги.

В ходе предстоящего визита меня будут сопровождать порядка десяти представителей бизнеса, с российской стороны также будут участвовать около десяти предпринимателей. Между ними состоятся отдельные переговоры. Это будут члены Российско-турецкого делового совета, руководители компаний, уже работавших на российском рынке, наиболее крупные и активные инвесторы. Я надеюсь, что и они со своей стороны откроют новую страницу в отношениях, с новыми силами возобновят сотрудничество.

Помимо этого, наши народы сближает туризм. Сейчас у нас произошел серьезный пробел в туристической деятельности. Россия практически подошла к тому, чтобы занять первое место по количеству туристов. И возможно, в этом году она бы обогнала конкурирующую с ней Германию. Я уверен, что в дальнейшем благодаря приезду россиян, нашему сотрудничеству сфера туризма будет развиваться. Импульс развитию придают и родственные связи тех, кто приезжает из России в Турцию и из Турции в Россию, кто вступает в брак.

— Вот вы сказали о туризме, господин президент. Действительно, Турция – любимое место россиян, что скрывать, самое большое количество туристов всегда приезжало в Турцию, но для вас не секрет, что целый ряд проблем возник с точки зрения безопасности, и эти опасения еще существуют у россиян. Вот в этой связи я знаю, что Турция уже предприняла шаги по гарантиям безопасности для русских туристов, приезжающих в Турцию, и все же, у меня к вам такая личная просьба, как к президенту, можете ли вы уверенно сказать, что русские туристы будут себя безопасно чувствовать в Турции?

— Я уже говорил об этом моему дорогому другу Владимиру. На данный момент в Турции, особенно в туристических районах нет каких-либо проблем. Мы принимаем все необходимые меры в сфере безопасности. И я подчеркнул своему дорогому другу, что мы будем принимать эти меры и в дальнейшем. Нет причин для беспокойства. Мы решительно предпринимаем необходимые меры в этих регионах и будем делать это в дальнейшем. До настоящего времени в недавних событиях ни один турист не погиб. Ничего такого не было, потому что нами принимаются очень серьезные меры.

Если мы посмотрим на жертв этих событий, это те, кто противостоял танкам, самолетам и вертолетам. На данный момент побережье находится в безопасности. Побережье сейчас особенно ожидает приезда туристов. Однако речь идет не только о пляжном отдыхе. Как вы знаете, у нас имеется широкий спектр услуг в туристической сфере: религиозный, культурный туризм, предложения для любителей гольфа, лечебный отдых. Очень много туристических мест, которые действуют в различные сезоны. Есть горный туризм. Турция активно продвигает это. В особенности мы готовы принимать у себя наших друзей из России и с удовольствием ждем в их нашей стране.

— Вот у меня еще один вопрос, господин президент, все знают, что вы стойкий и последовательный сторонник европейской ориентации, европейской интеграции Турции, но в то же время из Евросоюза постоянно возникают, как я понимаю, все новые и новые вопросы к Турции. Вот в нынешней ситуации насколько вы остаетесь последовательным сторонником вступления Турции в Евросоюз, и какие шаги, как вы считаете, надо сделать, чтобы этот вопрос был, наконец, решен?

— Безусловно, мы все, что необходимо было делать, выполняли своевременно. Мы начали переговорный процесс о вступлении в ЕС в 1963 году. С тех пор и до сегодняшнего дня, к сожалению, прошло 53 года, и все еще нам продолжают морочить голову. На данный момент из Сирии и Ирака в Турцию прибыли свыше 3 млн беженцев. Мы полностью компенсируем все расходы, связанные с их содержанием. Наши затраты совместно с общественными организациями сейчас превысили $20 млрд. Европа нам не помогает. Говорили о том, что поддержка будет осуществляться, однако до сих пор мы ее не увидели. Предоставленная со стороны ООН помощь составила всего порядка $500 млн.

На фоне всего этого Турция несет на себе такой груз! Западные страны в свою очередь боятся: а что если беженцы прибудут к ним? Они сказали, что с подписанием договора о реадмиссии отменят визовый режим. Но и этого не сделали. С первого июня (на самом деле с 1 июля) должны были отменить, но не отменили. До каких пор это может продолжаться? Мы хотим честного отношения. И в то время, как мы методично поступаем добросовестно, Евросоюз не демонстрирует того же. Не держит своего слова. Мы же говорим им: "Выполняйте свои обещания, и давайте делать шаги одновременно".

— Господин президент, мы с вами не виделись практически четыре года, вот то наше интервью даже вошло в эту книгу. Я вспоминаю и читал это интервью перед встречей с вами. Оно было очень спокойным, вы говорили о таких в общем-то мирных тогда, простых в общем-то вещах, а сегодня мир кардинально изменился, и это тоже видно из нашей беседы. Мы говорим об очень многих проблемах, о многих вызовах, которые стоят перед вашей страной, да и перед Россией и всем миром. Я надеюсь, что мы с вами скоро встретимся, может быть, через какое-то время. Вот что нужно, на ваш взгляд, сделать Турции, России, всему миру, чтобы наша следующая с вами беседа опять-таки была о простых, добрых вещах, и все-таки не было такого напряжения в мире? И как с этим справиться всем вместе?

— Как я уже говорил ранее, Россия и Турция являются двумя дружественными государствами в регионе. Конечно, у нас есть некоторые разногласия по крымско-татарскому вопросу. Касательно этой проблемы мне ранее говорил уважаемый Владимир, что данный вопрос будет решен, и мне не стоит беспокоиться об этом. Для того, чтобы преодолеть имеющиеся сложности в нашем мире, я полагаю, мы должны сконцентрироваться на мирном сосуществовании.

Этой планеты хватит на всех. Хватит этих звуков взрывающихся бомб, ядерной гонки, хватит думать об оружии. Давайте не будем тратить на военную отрасль средства, которые мы могли бы направить на развитие демократии, на благополучие людей. Конечно, когда кто-то вкладывает в военно-промышленный комплекс, другие, не обладающие такими возможностями, в попытках изыскать средства, вынуждены пренебрегать нуждами собственного населения. Нам нужно исправить данную ситуацию.

Главной целью должен быть человек. Люди должны жить в мире. Религия, язык, раса, культура и т.д. — все это необходимо принимать таким, как есть, и жить на земле всем по-дружески. Потому что вся эта шумиха, разрыв дружеских связей, предъявление счетов друг другу не только не способны принести какую-либо пользу нам, но всему миру.

Я вижу российско-турецкие отношения совсем в другом плане, потому что мы находимся на расстоянии голоса друг от друга. Если я прокричу, мой голос будет слышан в Сочи, если ко мне обратятся из Сочи, я услышу это. Настолько мы близки друг другу. Я думаю, мы должны вместе заниматься этим мирным процессом, быть едиными и солидарными.

Я хочу передать самые сердечные приветствия своего народа всему российскому народу, ждем из России наших друзей, туристов и отправляем наших граждан к вам.

— Спасибо, господин президент!

— (по-русски): Спасибо!

Источник


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.