Арам Габрелянов: "Ходорковский как зеркало турецкой революции"О происходящем в Турции рассказывает руководитель холдинга «News Media» Арам Ашотович Габрелянов.

— Арам Ашотович, что Вы можете сказать о турецком путче на основании своего знания местных реалий и освещения событий западными СМИ? Довольно любопытно, что основные телекомпании хранили молчание о происходящем в течение трех часов и уж точно не высказывали никаких оценок тому, что происходило в Турции в ночь с 15 по 16 июля.

— Я думаю об этом вот что. Я жил среди турок и более менее представляю, как они себя ведут и в каких ситуациях. Когда Эрдоган пошел извиняться перед Путиным, я уже тогда понял, что что-то такое назревало серьезное, почему нужно помириться с Россией. Турок никогда не пойдет извиняться просто так. Если уж Эрдоган пошел на такое, значит, к бабке не ходи, ему нужно было опереться на какую-то внешнюю силу, потому что он уже понимал, с какой силой ему придется столкнуться. А в мире сейчас на самом деле две силы – это американцы и Путин.

— А Израиль?

— Нет, Израиль никогда не действует напрямую, никогда не заявляет, что он кого-то поддерживает или не поддерживает. Открыто он никогда не играет в игру, это русские люди – они говорят открыто, что они поддерживают того или другого. И поэтому Эрдоган понимал, что если американцы хотят его убрать, то иного выхода, чем стать ближе к Путину, у него нет.

Я думаю, что все эти разговоры, что Эрдоган, мол, сам разыграл этот переворот, это фуфло, потому что на Востоке такое не забывают. И хотя он победил и, конечно, будет еще президентом, но как политик мирового уровня, каким он хотел быть, он проиграл. Потому что он делал свою игру за счет своего союза с армией, с военными.

Я убежден, что он не давал приказа сбивать русский самолет. Это был его компромисс с армией, Эрдоган не сдавал летчика, и военные поэтому крышевали Эрдогана. Теперь этот союз распался, и, конечно, действовать вовне Эрдогану стало намного труднее, ему бы теперь внутри страны удержать власть. Он хотел пройти как Микоян, по выражению Хрущева, без зонтика между струйками – между нами и американцами – и не замочиться. Типа вы столкнетесь между собой, а я останусь в стороне. И ничего у него не получилось. Американцы, конечно, думали, что игра сыграна, но как всегда недооценили Путина. Путин же сыграл огромную игру с Турцией. Точно уловил момент, когда Эрдоган пошел на попятную, принял извинения, немного дал задний ход.

Американцы по-своему гениальные техничные люди, они блестяще все рассчитывают. Единственное, что они не берут в расчет, – это мнение народа. Они думали показать Путину: вот снесли Эрдогана, снесем и вас.

И не учли, что люди просто выйдут на улицу в знак протеста. Причем они думали (и думали правильно), что если в регионах действительно Эрдоган популярен, контролирует ситуацию, то в Анкаре и Стамбуле его ненавидят. И это так и есть, особенно в Стамбуле. Стамбул – космополитический город, тех, кто за Эрдогана, там заведомое меньшинство. И они надеялись, что жители столиц снова выйдут на Таксим приветствовать переворот. А никто не вышел. А почему? Да отчасти потому, что когда все поняли, что американцы включили армию, что игра сделана и можно спать спокойно. А те, кому это все не нравилось и кто почувствовал чужую руку, те как раз вышли на площадь и всё сломали американцам.

Опять же, к бабушке не ходи, ясно, что за эти три часа с Эрдоганом велись беседы, почему он так убежден в том, что США его кинули; он же знает, кто вел с ним эти беседы. Наверное, это был не Керри и не Меркель, но кто-то от них. Это понятно было по сообщениям СМИ. Ему говорили: не будь дураком, улетай куда хочешь, в Иран, Германию, Англию. Деньги у тебя есть, мы еще дадим. Но Эрдоган, в отличие от Януковича, с которым велись аналогичные беседы в свое время, не слился и отказался сдаваться. И при всей моей понятной нелюбви к этому человеку, я должен признать, что он поступил мужественно. Не мог он превратиться просто в такого беглеца-эмигранта, как Янукович. Потому что за ним огромный клан, он их не мог оставить, этого бы ему никто не простил.

— Теперь Россия приобрела союзника в лице Эрдогана?

— Россия приобрела потрясающего союзника. Лучшего союзника, чем оскорбленный турок, просто не найти.

— Американская пресса сейчас вся клеймит Эрдогана.

— Они начинают его потихоньку сжирать, конечно. Создавать из Эрдогана образ врага. И ты прав, в ту ночь никто часов пять на самом деле не делал никаких заявлений, ни по CNN, ни по Sky News. Казалось бы, армия смещает законную власть, надо же призвать к законности, вы нас так учили. И ничего, пятичасовое молчание. И когда Керри завибрировал на пресс-конференции в Москве, мне стало понятно, что американцы ждут нужной им развязки. Но у меня есть свой индикатор – это Ходорковский, вот по его реакции легко можно понять намерения американцев. Ясно, что он находится под опекой западных спецслужб, и все, что он говорит, так или иначе согласовано с ними.

И вот когда Ходорковский написал очень быстро в Твиттере – типа, смотрите, как это бывает, скоро будет и в России, все стало ясно. Уж потом Собчак написала вдогонку. И другие. Но это мелочи. Главная цель у американцев – сменить власть в Кремле. Эрдоган сам по себе им особо ничем не мешал, а вот Путин им, как кость в горле. Вроде бы российский президент настроен миролюбиво, предлагает дружить, договариваться, но американцы не довольны в принципе, что здесь возникла такая фигура, которая хочет для России самостоятельности. Они понимают, что без Путина с основной массой российских элит они бы договорились. Но пока Путин, Россия им не подконтрольна.

— И что теперь? Возможен ли выход Турции из НАТО?

— Я думаю, нет ничего невозможного. Эрдоган понимает всю глубокую эшелонированность заговора. Потому что Гюлен – это человек с огромными возможностями и большими деньгами. И, конечно, человек, сидящий в Пенсильвании и действующий по всему миру, не может не находиться в контакте со спецслужбами.

Американцы же сейчас решают две задачи. Одна – это создание большого Курдистана с огромными запасами иранской и иракской нефти, как силы, альтернативной Саудовской Аравии, от которой США не хотят зависеть. Потому что все разговоры про альтернативное топливо, про двигатели Илона Маска – это все ерунда. Еще 30–50 лет человечество будет жить за счет углеводородного топлива, нефти и газа. И вторая задача – разобраться с Россией. Они в свое время пропустили, не просчитали Путина; им казалось, что это такой менеджер, посредник между элитами, и они не увидели, что это человек из низов, реально преданный своей стране и своему народу. Американцев, как всегда, подвело чутье. Они, как я уже сказал, отлично просчитывают комбинации, технические возможности. Но вот национальный дух они не берут в расчет. И что появится человек, которые пошлет к черту их соображения и вступится за Россию, они не ожидали. Как тренеры французской сборной на чемпионате Евро не думали, что если вышибить Роналду, это только обозлит португальцев и заставит их бороться за победу с удвоенной энергией. Если бы Роналду не вышибли так грубо, португальцы бы проиграли. Вот так и американцы, они все просчитали правильно, но нарвались на сопротивление Путина.

— А последние события в Армении и Казахстане – это звенья все той же цепи?

— Я абсолютно в этом убежден. Тут действует простая логика – создать у неприятеля проблемы в собственном подбрюшье, чтобы он не задумывался о глобальных каких-то планах. Вы лучше с Арменией у себя разберитесь, а не в Сирию лезьте. С Арменией у американцев давно идет работа: посольство в Ереване США – второе по величине американское посольство в мире.

Не думаю, однако, что присутствие Америки в регионе выгодно армянам, потому что американцы далеко и на всю историю с Карабахом и Азербайджаном смотрят исключительно через призму своих интересов. Россия же рядом, и она никуда не денется. Думаю, что и в Баку скоро что-нибудь начнет происходить. И тут, конечно, у американцев есть преимущество – они работают со всеми кланами и со всеми группами, а мы преимущественно только с теми, кто у власти. И, таким образом, теряем контроль над оппозицией. Тут есть над чем работать.

— Для этого нужно, чтобы и у нас была системная оппозиция со своей собственной игрой внутри и вне страны?

— Думаю, это стратегическая задача на будущее – создать настоящую конкуренцию патриотических сил, которые бы ругались по всем пунктам, но при этом сходились бы в общем понимании стратегических задач страны. Пока же Путину приходится иметь дело с теми элитами, какие у нас есть. А там многие просто тесно связаны с Западом, и любая их самостоятельность будет означать начало торговли с внешними силами за счет интересов страны. Так что, подождем, всему свой черед.

Беседу вел Борис Межуев
Источник

Коментарии к новости Арам Габрелянов: "Ходорковский как зеркало турецкой революции":




Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.