Дмитрий Евстафьев: Российско-американские отношения и глобальная безопасность  Российско-американские отношения сейчас находятся не просто в кризисе, а на грани перехода в фазу противостояния с использованием силовых инструментов. Конечно, обострение двусторонних отношений происходит по вопросу, который с рациональной точки зрения не имеет для обеих сторон критического значения, - в Сирии. Что, вероятно, должно способствовать ограничению конфронтации.
ЕС предупредил Киев о возможном лишении прав на транзит газаВойна за "Укртрансгаз", которая развернулась на Украине между властными группировками, может негативно повлиять на перспективы получения страной финансовой помощи от ЕС и ставит под угрозу ее статус транзитера газа, пишет AFP.
Дмитрий Лекух:  Давайте, переубеждайте Геббельса...Больше всего в истории со вчерашним "предварительным докладом международных следователей по катастрофе МН17" удивляет реакция как российских патриотических СМИ, так и официальных лиц.
Елена Кондратьева-Сальгеро: ​Юридический джихад в КанадеСегодня в г. Монреаль (Канада) открывается по единодушному признанию мировых СМИ "символический процесс" - над женщиной по имени Джемила Бенхабиб, журналисткой и писателем, как легко догадаться, алжирского происхождения.

В суд её притащила "Ассоциация мусульманских школ Монреаля".
Юрий Федоров: Резюме по «перевороту в ЛНл будущих учебниках по истории Луганской Народной Республики об этом напишут примерно так:

Объявленное правительствами Республик Новороссии проведение осенью 2016 года «предварительного общественного голосования» вызвало изрядное напряжение в правящих кругах Киевского режима. Поэтому спецслужбы так называемой «Украины» активизировали свою террористическую деятельность, используя также внутренние противоречия среди руководства ЛНР.
Дмитрий Евстафьев: Зачем Франции и Германии европейская армия?16 сентября на саммите Евросоюза в Братиславе канцлер ФРГ Ангела Меркель завила, что ЕС находится в «критической ситуации» и необходимо доказать делами, что объединение способно ответить на вызовы. На саммите Франция и Германия объявили о планах по созданию «совместной военной силы» в ЕС. Великобритания уже заявила, что будет блокировать любые попытки создать «соперника НАТО». Что стоит за инициативами Парижа и Берлина, и есть ли шанс на успех?
 Сергей Захарченко: Бомбили Дейр Эз-Зор — целили в МосквуСобытия, произошедшие 16-17 сентября в Москве, Киеве и осаждённом Дэйр Эз-Зоре, на первый взгляд не связаны. Но картина глобального противостояния в целом выглядит куда более полной, если рассматривать все эти разрозненные факты в ключе единого глобального процесса.

Но обо всём по порядку.
Александр Юдельсон: ​После империй, или нужен ли нам конец историиО том, что «история – это политика, опрокинутая в прошлое» (М.Н. Покровский), чаще всего вспоминают во время ярких юбилеев, подобных недавней годовщине августовского путча ГКЧП. Причем вспоминают, как правило, политики, а не историки, у которых в связи со спецификой профессии гораздо меньше возможностей для высказывания в популярных СМИ. А политики в анализе исторического прошлого сраму не имут – для них история средство, а не цель, понять их можно. К тому же перед выборами все политики, вне зависимости от образования.
Дмитрий Дробницкий: Деплоранты, или корзинки ХиллариЕсли вы думаете, что сегодня самой обсуждаемым вопросом в американской политике является диагноз Хиллари Клинтон, то вы, к счастью или сожалению, ошибаетесь.

Да, «медицинский инцидент» в Нью-Йорке в минувшее воскресенье наделал много шума. Экс-госсекретарь была вынуждена спешно покинуть мероприятие, посвященное трагедии 11 сентября 2001 года, и потеряла сознание при попытке шагнуть к поданной ей машине.
Павел Шипилин: Восстановление авторитета Совета безопасности ООН.Слушая последнюю совместную пресс-конференцию Сергея Лаврова и Джона Керри, я поймал себя на мысли, что не испытываю злорадства, как бывало раньше. Очень сложные переговоры вместе с тем были невероятно конструктивными, направленными на поиск компромиссов, на созидание, а не на разрушение.

14-часовые переговоры завершились почти часовой пресс-конференцией. И хотя Джон Керри просил журналистов их пожалеть, вопросов все равно было много.