Дмитрий Евстафьев: Отношения с Европой, построенные на обязательной предоплатеМы часто сетуем на то, что европейская политика измельчала и что современная Европа не способна играть самостоятельную геополитическую роль. Говоря это, мы правы, однако правы только в определенной части. Нельзя требовать от кого-то больше того, чем он может тебе дать. И ожидать от Европы каких-то стратегических прорывов в отношениях с Россией было бы наивно.
Роман Скоморохов: Блокадный Калининград. Ненаучная нефантастикаОткровенное нагнетание обстановки на наших границах в области государств-лимитрофов (Эстонии, Латвии, Литвы, Польши) заставило задуматься над извечным вопросом "Кому выгодно?" Кому выгодно, правда, и так понятно, но как и зачем? И, самое главное, чего ожидать от откровенной истерии вокруг России?
Дмитрий Евстафьев: Конец «асиметричного партнерства»Бурная реакция российской политической общественности на появление информации о том, что с точки зрения германской оборонной стратегии Россия является теперь не партнером, а соперником, показала чрезмерно высокую степень политизации российской общественной жизни. В конечном счете, на появившуюся информацию отреагировали не только «активисты» и «блогеры», но и вполне релевантные эксперты и политики. Их не остановило ни то, что самого текста «в оригинале» никто не видел (хотя, как известно, в официальных документах важна каждая запятая), ни то, что факт появления такой «утечки» говорит о серьезных проблемах в самой германской элите.
Российская внешняя политика: новый этап?Российская внешняя политика последнего десятилетия была в целом удачной, временами блестящей. Она соответствовала вызовам мира. Слабое звено - стагнация экономики. Пока внешняя политика компенсировала эту слабость. Но резервы такой компенсации близки к исчерпанию. На новом качественном уровне и пока с терпимыми затратами воссоздана военная мощь. Получается, хотя и дорогой ценой, остановить экспансию западных союзов на территории, которые в России считаются жизненно важными с точки зрения безопасности. На Западе началось искомое привыкание к необходимости учета интересов России. А значит, заложена основа для более здоровых и справедливых отношений в будущем.
Россия и Запад: кризис стратегии «избирательного партнерства»За последнее время мы узнали много интересного о политике Запада в отношении нашей страны. Российское общество и российские политики за минувшие два года видели всё: от прямых угроз и бряцанья оружием до попыток втянуть в очередной «диалог», в котором нас пытались обмануть, ошельмовать и навязать свое понимание (классический пример — суета вокруг соглашений «Минск-2»).
 Сергей Караганов: Новая идеологическая борьба?После развала СССР на десятилетие показалось, что наступил конец идеологий и идеологической борьбы, что мир идет к единой системе ценностей, основанной на западной либеральной демократии и капитализме. Европа и Америка привлекали и свободой, и победительной политической системой.

Представление об окончательной победе западных ценностей поддерживалось огромным военным превосходством США. И главное – богатством западных стран, к которому стремились все. В т.ч. советские-русские. К тому же широко распространилось и поддерживалось убеждение, что богатство и процветание – результат демократии, а не наоборот.
Анализ конфликтного потенциала постсоветского пространства в 1990-2015 годахАнализ происходящих с 2000 года на постсоветском пространстве процессов показывает, что, несмотря на целый ряд серьезных успехов России, наиболее крупным из которых является создание Евразийского экономического союза, тем не менее, ситуация остается весьма сложной. Более того, заметное политическое и экономическое усиление России, упущенное по целому ряду причин нашими геополитическими оппонентами в нулевые, после 2008 года стало вызывать все более ожесточенную реакцию Запада, резко повысившего свою активность на постсоветском пространстве.
Виктор Мараховский: Как глобализация лишает людей прав и возможностейКак сообщает издание New York Magazine в статье «Америка как никогда готова к тирании», предвыборные успехи кандидата Д.Трампа объясняются слишком развившейся в США демократией.

Издание напоминает, что ещё Платон считал демократию одной из худших форм государственности. Главным образом - поскольку именно демократия порождает безусловно худшую форму, тиранию.
Дмитрий Евстафьев: По мощам и елейУхудшающиеся еще со времен «задолго до крымского разворота» отношения Москвы и НАТО продолжают рассматриваться в качестве центральной точки более широких отношений Запада и России. Остроты в них добавляет информационная активность руководителей альянса.
 Сергей Васильев: В чём притягательность нацизма?Изучая в течении 25 лет вблизи - глаза в глаза - латышский нацизм и его носителей, я вывел для себя нехитрую психологическую установку, ввинчиваемую национал-вождями в мозг своим адептам и создающую у адептов иллюзию комфорта: