Александр Храмчихин: Армия импотентовМиллионы граждан России не просто верят в возможность натовского вторжения, но ждут его чуть ли не в ближайшее время. На страницах и экранах отечественных СМИ описываются разные сценарии такой агрессии.

На самом деле это репортажи из параллельного мира. К реальности, в которой мы живем, они не имеют ни малейшего отношения. Вероятность нападения инопланетян выше. Ничего про них не зная, мы обязаны считать, что она не равна нулю. Про НАТО известно достаточно много, чтобы быть уверенными: возможность агрессии с его стороны в данный момент равна именно нулю, без всяких десятых или даже сотых долей процента.

Разумеется, пресса представляет альянс реальной, сплоченной военной силой. Причем об этом рассказывают как наши, так и натовские пропагандисты, хотя цели у них вроде бы противоположные. Потребители такой «информации» не задумываются о том, что если бы рисуемый СМИ образ НАТО имел хоть какое-то отношение к действительности, не было бы ни российского Крыма, ни независимых Абхазии с Южной Осетией, ни Асада в Дамаске с нашими самолетами в Хмеймиме. Увы, сегодня очень многие верят расхожим клише гораздо больше, чем фактам, даже если те лежат на поверхности.

Голоса реалистов иногда слышны.

Одна из крупнейших польских газет в марте 2014 года в связи с крымскими событиями написала замечательные слова: «Спасибо Путину за очередное напоминание нам о том, что нынешнее НАТО – это даже не бумажный тигр, а мыльный пузырь». В 2016-м известный военный аналитик Мартин ван Кревельд выпустил книгу под названием Pussycats, что переводится как «Кошечки» или «Котики». Этим словом он охарактеризовал военнослужащих натовских армий, деградации которых и посвящено исследование. Но подобные голоса, разумеется, тонут в пропагандистском мейнстриме.

Можно было бы в очередной раз напомнить, что нынешний НАТО, в котором уже 28 стран, по всем без исключения классам техники в разы слабее, чем блок образца 1991 года, включавший 16 государств. С тем количеством вооружения, которое осталось в европейских армиях, они физически неспособны вести классическую войну. Но это, как ни странно, не главное. Сокращение «железа» лишь отражение психологического состояния западных обществ – именно оно, а не распродажа и разделка на металлолом танков и самолетов делают натовскую агрессию невозможной.

Причин у этого несколько. Одна из главных – сильнейший психологический слом европейцев после двух мировых войн. Вторая, противоположная по сути, но аналогичная по результатам – значительный рост уровня жизни и естественным образом следующее за ним резкое снижение рождаемости. Третьей причиной стал распад Варшавского договора и СССР, создавший на Западе ощущение полной военной безопасности. Наконец, огромное значение имеет леволиберальная идеология, которая вроде бы подразумевает полную свободу, но на нынешнем Западе превратилась в абсолютную догму, коей должно беспрекословно следовать все человечество. То есть идеология свободы стала тоталитарной, обернувшись своей противоположностью.

Запад решил, что во имя торжества своего «единственно верного учения» он может попирать международное право. Примеров набралось множество, самый вопиющий – косовский. Отторжение части страны путем внешней агрессии, безусловно, станет прецедентом, как бы Запад ни доказывал его беспрецедентность. Сами факты многократного попрания международного права усугубились двумя обстоятельствами. Во-первых, абсолютное равенство всех перед законом и неукоснительное его выполнение считается основополагающим в западной системе, одной из наиболее привлекательных ее сторон. Но получилось, что тот, кто этот принцип возвел в абсолют, сам его и разрушил. Во-вторых, многократно попирая международное право, Запад требовал его безусловного выполнения от других, демонстрируя тем самым вопиющее лицемерие и двойные стандарты.

При этом стремительное добровольное физическое и психологическое разоружение НАТО привело к тому, что стало быстро сокращаться число стран, которым единственно верную идеологию можно навязать силой. И если Ливия оказалась по зубам, пусть и с большим трудом, то Сирия, даже крайне ослабленная гражданской войной, – уже нет. Из-за этого Запад стал все большее значение придавать оружию информационному, но и оно действует не всегда, из-за чего пропагандистские кампании часто напоминают истерику. Особенно показательна в этом отношении реакция на крымско-украинские события. Стало ясно, что ныне и хваленая свобода слова – миф. Вообще в связи с происходящим на Украине и в Сирии Запад демонстрирует совершенно удивительное сочетание глупости, трусости и лицемерия.

Гедонисты в погонах

Леволиберальная идеология с ее толерантностью и политкорректностью полностью разоружила граждан западных стран психологически. Героизм и самопожертвование, без которых воевать невозможно, на Западе сейчас не то что не поощряются, но считаются вещами откровенно позорными. Мальчикам запрещают играть в войну, но заставляют надевать платья. Именно об этом пишет ван Кревельд в своих «Кошечках», но это глас вопиющего в пустыне. Любой западный командир думает не о том, как выполнить приказ, а о том, как не понести потерь. Если таковые будут, командир либо откажется выполнять боевую задачу, либо в любой момент отступится. Конечно, кто-то называет это гуманизмом, а на самом деле – деградация.

С точки зрения левых либералов, армия – бесполезный паразит. На самом деле это не так даже с чисто экономической точки зрения. Но в странах, где у власти левые либералы (а это вся Европа), армии действительно являются бесполезными паразитами. Они поглощают значительные финансовые средства, но не выполняют предписанных им функций.

Самый интересный вопрос сейчас, как со всем этим поступит Трамп. Пока американский президент делает лишь первые шаги, но кое-что уже ясно. Во-первых, в приоритете у Трампа патриотизм, а не либеральное мессианство за пределами США. Во-вторых, как бизнесмен он ко всем вопросам будет подходить с точки зрения выгоды. Описанные выше особенности НАТО он прекрасно видит и ставит вопрос абсолютно правильно: почему США должны защищать Европу, если та не хочет делать это сама? Ведь ее совокупный ВВП больше, чем у США, а расходы на оборону – чуть ли не втрое меньше. Нынешний американский президент заявил, что станет наращивать военный потенциал своей страны, что вовсе не тождественно укреплению НАТО. Трамп ждет от Европы адекватных шагов, а если их не будет – это ее проблемы.

Но чтобы сделать эти самые шаги, придется ломать как экономику, так и менталитет. Это чрезвычайно сложно, если вообще возможно. Если людей десятилетиями психологически разоружали, как повернуть процесс вспять? Да это и делать некому – левые либералы по-прежнему у власти. Экономика ЕС много лет болтается в районе нулевого роста, при этом социальные расходы, которые ее подавляют, являются абсолютным приоритетом над военными тратами. Проблему усугубляет катастрофический наплыв беженцев. Более того, социалка оказывается приоритетом даже внутри самих ВС. В странах с высоким уровнем жизни, гедонистским и пацифистским менталитетом заманить людей в армию даже в мирное время можно только очень высоким денежным довольствием и значительными льготами. Поэтому в западных военных бюджетах велика доля расходов на содержание личного состава. А на дорогую современную технику остается совсем мало, из-за чего она приобретается в мизерных количествах. При этом высокие расходы на личный состав отнюдь не вызывают желания воевать, наоборот – у хорошо обеспеченных бойцов и командиров оно снижается до отрицательных величин, что НАТО регулярно демонстрирует на практике.

В чем слабость, брат?

Трамп, вполне вероятно, выбьет из европейцев некоторое увеличение военных расходов, но будет ли практический эффект? Большую часть прироста съест, разумеется, содержание личного состава. Прибавится ли новой техники? Если, например, Дания решит приобрести не 27, а 30 истребителей F-35, это будет прирост закупок аж на 11 процентов, но боевой потенциал ВВС страны останется близким к нулю. Поломать же европейский менталитет и превратить пацифистов в «оборонцев», добиться реального роста военной мощи европейских стран Трампу совершенно точно не под силу даже за восемь лет. А если произойдет хотя бы некоторое ослабление напряженности между Вашингтоном и Москвой, у европейцев исчезнет последний стимул вооружаться.

В итоге либо американский президент махнет рукой и сделает вид, что его устраивают символические жесты Брюсселя, либо начнется реальное обособление Америки от Европы, пусть и без официального роспуска НАТО. В этом случае будет в очередной раз реанимирована идея евроармии. Это логично, особенно если евробюрократия продолжит попытки превращения ЕС в единое государство. Однако данный процесс наталкивается на усиливающееся сопротивление рядовых граждан, в большинстве дорожащих национальными традициями. Что же касается собственно военной стороны евроармии, ее создание бессмысленно просто потому, что 28 слабостей не составят одной силы.

Таким образом, нет серьезных оснований ожидать, что Трамп добьется превращения НАТО из мыльного пузыря хотя бы в бумажного тигра. Почти наверняка разрыв боевых потенциалов США и европейских стран лишь возрастет. При этом может возникнуть заметное политическое отчуждение, которое будет обусловлено не только и не столько военными проблемами, сколько тем, что Трамп – совсем не левый либерал в отличие от большинства лидеров ЕС. Конечно, можно допустить, что и здесь начнут приходить к власти правые консерваторы типа Трампа, но это маловероятно, по крайней мере в больших масштабах. А единичные случаи общей картины не изменят.

Для России это было бы весьма благоприятно. Не потому, что снизилась бы угроза со стороны НАТО, поскольку ее и так давно нет, а потому, что с Западом можно было бы разговаривать с позиций реальной политики, а не идеологических догм, которые и довели отношения сторон до нынешнего безобразного состояния. Именно такой исход президентства Трампа станет наилучшим как для Америки, так и для России. Что будет лучше для Европы – сказать сложно, но в любом случае это ее проблемы.

Разумеется, хорошие отношения с США ни в коем случае не могут быть для нас самоцелью. С Трампом надо говорить на его языке – прагматики и национальных интересов. Новый президент США уже заявил о возможной «хорошей сделке» с Россией, подразумевающей дальнейшее сокращение американских и российских ядерных вооружений в обмен на снятие антироссийских санкций. Однако наша национальная безопасность не является предметом торга. «Хорошая сделка» для России может состояться только при одном условии – если в сокращение ядерных вооружений включаются остальные ядерные державы (как минимум «официальные», то есть Великобритания, Франция, Китай). Без этого любая сделка для нас плохая. Чем жестче мы будем отстаивать свои интересы, тем быстрее договоримся с Трампом.

Александр Храмчихин
Источник

Коментарии к новости Александр Храмчихин: Армия импотентов:




Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.