Дмитрий Евстафьев: "О Сирии"Сейчас мы находимся на рубеже перехода от логистической войны, к войне за контроль над территорией. Показателем этого являются политические решения по Хомсу (где боевиков переместили в другое место в обмен на очищение территории). Вероятно, назревают такие же решения в Алеппо и, возможно, в Дамаске. Рановато, я считаю (особенно по Алеппо), но на месте людям, безусловно, виднее. В любом случае, я считаю, что нет оснований для пересмотра моих более ранних прогнозов и время для активных военных действий остается до начала февраля.

За последнее время произошло довольно много интересного.

1. Туркоманские районы. Я скептически оцениваю резкое усиление асадовской и нашей активности в Латакии. На мой скромный взгляд в условиях откровенного дефицита сил и средств попытка поставить под контроль труднодоступные горные районы лишь отвлекла ресурсы от существенно более важных направлений. Дело в том, что такого рода районах нужна не просто пехота, нужен спецназ, нужны «ветераны». Их у асадовцев мало, значит, их стало не хватать еще где-то. При всем этом, даже реальное (а не огневое как сейчас) блокирование границы и зачистка пространства (насколько это возможно) мало что даст с точки зрения прекращения снабжения боевиков со стороны Турции. С той протяженностью границы Сирии и Турции, туркоманские районы – это мелочь. Раздражающая, опасная, но мелочь. Хотя я понимаю, что с политико-психологической точки зрения, не начать наступление в том районе было нельзя. Просто потому, что нельзя. И, да, разблокирование дороги на армянский Кесаб (если окончательно подтвердится) будет действительно значимым оперативно-тактическим успехом. Но надо понимать, что ситуация с Су-24 и последующие наши действия «украла» у нас и у асадовцев месяц. Который был очень нужным. Жаль, но такое довольно часто случается на войне.

2. Генеральное наступление боевиков. Я готов со скрипом признать, что операции боевиков под Мхином и на юге Алеппо у трассы М-5 тянут на некое стратегическое контрнаступление. Действительно, боевикам удалось добиться серьезных успехов, причем наиболее значимым я считаю, все же не Мхин, а деблокаду трассы М-5, поскольку Мхин – тактический узел, а трасса – стратегически важна для снабжения боевиков в Алеппо. Не факт, что две атаки явно были скоординированы между собой по времени (операция оппозиции у Мхина скорее была нацелена на срыв наступления под Пальмирой), но по факту так и получилось. Но, вот, что важно, даже эти удачные наступательные действия боевиков какие-то я бы сказал «усталые»…. И ресурсов для развития наступления у них не оказалось ни на Юге Алеппо (где был реальный шанс учинить зарвавшимся слегка асадовцам и «Хезболле» погромчик), ни у Мхина, где их довольно быстро остановили и даже частично отбросили. И это при том, что со стороны боевиков явно действовали (просто по карте достаточно посмотреть) две не связанные между собой группировки. Это хорошо.

3. Пальмирский перекресток. Ох… Продолжаю утверждать, что именно отсутствие прогресса по данному направлению является большой проблемой. Я понимаю, что это направление слишком очевидно и слишком политически мотивировано. Но, тем не менее, считаю, что именно там будет решаться судьба «логистической войны». Потеря Пальмиры (а мы помним, как ИГИЛовцы – запрещенная в России террористическая организация - раскручивали захват этой территории) будет крупнейшим шоком, после которого может начаться обвал уже не оперативно-тактического, а стратегического значения. В условиях, когда асадовцы не контролируют «пальмирский перекресток», переходить от «логистической» войны к войне за территорию было бы большой ошибкой, я считаю. Особенно учитывая сложную ситуацию вокруг Дейр-эз Зора. Потерять который в современных условиях (начало борьбы за территорию и погрома экономической составляющей исламистов и протурецких сил) просто нельзя. А посмотрите по карте, как связаны Пальмира и Дейр эз-Зор. Профессора эта ситуация реально напрягает.

4. Дамаск. Все вроде неплохо и «по уму», но надо понимать, что реально у асадовцев времени осталось на зачистку города недели три-четыре. Потом придется соглашаться с тем, что значительная часть столицы контролируется оппозицией, что резко повышает и статус оппозиции на будущих переговорах. Хотя то, что происходит вокруг Дамаска (зачистка «анклавчиков») – совершенно правильно и грамотно. Но все равно, - время поджимать начинает.

5. Трупы. Впервые с момента начала нашей операции в последние 2-3 недели начинают в «товарном» количестве появляться фотки убитых боевиков. Для понимающих людей это – большой показатель. В такой войне, как в Сирии, оставить труп соратника противнику, - жуткое «западло». Это безумно подрывает моральный дух. Появление у асадовцев такого количества подобных фоток (причем, явно из разных мест) означает, что (1) поле боя осталось за ними и (2) что боевикам пришлось уходить так быстро и при таких обстоятельствах, что забрать своих погибших они просто не смогли. Это – хороший признак.

6. Политическое конструирование. У России появилась «своя» «Сирийская свободная армия». Там в принципе уже давно у каждого «спонсора процесса» была своя умеренная оппозиция, но вот у России ее не было. Теперь есть. Примерно понятно, из кого она состоит (остатки «Южного Фронта», думаю, и местные тусовки из «оппозиционных» анклавов вокруг Дамаска) и что по мере развития ситуации ее численность будет увеличиваться. Показательно то, что российская «Свободная сирийская армия» появилась ровно в тот момент, когда исламисты разругались в Эр-Рияде (судя по всему, вдрызг), а «светские» напряглись сильно из-за показательного разгрома туркоманов (да и в Париже после терактов теперь не потусишь, как прежде – а ведь там, в Париже, и заседала «светская» оппозиция…). Хорошее решение. Нам бы его каких-то «своих» «умеренных исламистов» там «сконстролить», - и вообще было бы идеально. Мы бы были готовы выходить на процесс «политического урегулирования» с сильно поднятой головой. Вообще хочу сказать, что те, кто у нас занимается по Сирии политическим конструированием, - большие молодцы. Уважаю. Это внушает оптимизм и в некоторых других вопросах.

7. «Идлибский эксклав». Увы, но на нынешнем уровне сил и средств проблема нерешаемая. Какие-то подвижки тактические возможны, но на разгром или даже расчленение этой территории, контролируемой исламистами сил пока нет. Жаль, но - нет. Может, удастся что-то отрезать, отжать - и то хорошо будет.

8. Про курдов. Вы, коллеги, прежде чем надеяться на «друзей курдов», которые «прям вот щаз» опрокинут исламистов и прижмут турок и все такое, прочитайте, кто такие курды, как они между собой собачились последние 70, если не больше лет, как их реально «окультурили» те же турки (В Эрбиле, к примеру, да и не только), как там уже несколько лет не просто сидят, а активно работают американцы, чтобы понять, что игра там будет сложная, кровавая, с постоянными предательствами и нам в нее лезть не стоит, а, тем более, не стоит на положительный ее эффект как-то рассчитывать. Пусть будет. Нам лишняя «движуха» на «флангах» клиентеллы наших «замечательных западных партнеров» не помешает. Но делать на это ставку – наивность. Поздно на курдов делать ставку. Лет пятнадцать-двадцать назад надо было. А мы их тогда, если кто-то забыл, кинули, чтобы с Турцией партнерство наладить. Думаете, они забыли? Давайте трезво на все глядеть, без придыхания..

9. «Мы против раздела Сирии». Это - несомненно. Причем, чем больше мы будем повторять эту фразу, тем ближе перспектива «Большого Леванта». Обратите внимание, куда еще начала бомбить российская авиация. Кстати, в таком случае (если таков наш master plan) зачистка туркоманов и прижатие их к турецкой границе (там в ряде мест осталась полоса в 12-14 км) становится понятным и стратегически оправданным.

Дмитрий Евстафьев

Коментарии к новости Дмитрий Евстафьев: "О Сирии":




Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.