Ростислав Ищенко: МаятникВся жизнь независимой Украины прошла под взмахи маятника, выносившего на гребень политической волны представителей то одной, то другой части изначально расколотой страны. По мере того, как увеличивалась амплитуда его колебаний, происходила радикализация противостоящих сил.
Дмитрий Евстафьев: Наследники олигархов как источник повышенной опасностиВажным аспектом современной экономической дискуссии в России стало обсуждение вопроса об исчерпании модели рентного ресурсного капитализма и необходимости перехода к более динамичным моделям развития. Но насколько та структура социально-экономических отношений, которая сложилась в России в основных своих параметрах в первой половине «нулевых» и которая связана с целым рядом ставших неактуальными парадигм, способна обеспечить устойчивое развитие?
Елена Кондратьева-Сальгеро: Почему резкое просветление европейцев невозможноЧтобы не ошибиться ключиком к мозгу избирателя и с точностью влиться в нужную волну эмоциональной конъюнктуры, необходимо внимательно следить за рейтингами всей продукции, прокручиваемой телеканалами.
Виктор Мараховский:  Страшная месть УкраиныУважаемые читатели! Вы, вероятно, либо следили за последними новостями общественной жизни, либо не сумели от них увернуться. Если не следили и увернулись, то:

1) беллетрист Веллер бросил чашкой в ведущую,

2) на ток-шоу снова побили польского политолога, обзывавшего бойцов Красной Армии,
Максим Равреба: Слушая КеренскогоСегодня случайно наткнулся в сети на интервью, которое душка-Керенский дал в 1964 году сотруднику Русской секции Радио Канада, светлейшему князю, Александру Андреевичу Ливену. Я впервые услышал, как звучал голос Керенского и был глубоко взволнован. Настолько, что в начале четвертого сочинил этот текст.
Дмитрий Евстафьев: Трамп ударил по Сирии. Что дальше?Когда политики и эксперты говорят, что, решившись на резкое обострение обстановки в Сирии, Дональд Трамп изменил своим первоначальным планам по реформированию американской внешней политики, причем сделал это под давлением внутренних обстоятельств, то они правы только отчасти. Действительно, внутренняя ситуация в США, практически полный провал всех начинаний нового президента США, административно-бюрократический паралич в Белом доме и политическое давление на Д. Трампа заставили президента показать себя «жестким» политиком. Однако сделал он это максимально безопасно с точки зрения возможных последствий.
Джейк Новак: Трамп только что выхватил российскую карту из рук демократовКак много может измениться за сутки с помощью 59 «Томагавков». Вчера, если вы произносили слова «Россия и Трамп», вы, вероятно, вели беседу о бесконечно звучащих заявлениях о том, что русские каким-то образом тайно сговорились с избирательным штабом Трампа и как-то повлияли на исход выборов 2016 года.
Ladic: Взрослым о детях (18+)Природа, гадина такая, терпеть не может пустоты. Причём как-то извращённо она, коварная, этой пустоты не терпит. Вот выпил ты из бокала коньяку – так постарайся, мать-природа, наполни его коньяком опять. Так нет же. Воздухом бокал наполнит, а какое от воздуха опьянение, если он не горный? Короче, засада, полное расстройство и категорическое неверие в справедливость бытия. Вот.
Дмитрий Евстафьев: Послесловие к "ютуб-протесту"Сам по себе митинг 26 марта не очень интересен. Пожалуй, отмечу, что была впервые показана «боевка» - группы силового противодействия, где не было ни «экспертов» из соседних стран, ни «лимоновцев», ни националистов. Все свое. Понятно, что численность ее была невелика: по моим не очень профессиональным подсчетам, не более 300 человек. Но она была. И показывали «боевку» не обществу, ее показывали самим себе и власти. В основном власти.
Владислав Гулевич: Зачем Польше майдан в БелоруссииВладислав Гулевич: Зачем Польше майдан в БелоруссииБелорусская оппозиция пытается использовать социальную напряжённость в республике в своих целях. Оседлав недовольство населения президентским Декретом №3 (так называемый декрет о тунеядстве), оппозиционеры под прикрытием социальных лозунгов развернули политическую борьбу против режима, требуя ухода президента Александра Лукашенко.
Назад
Вперед